Светлана Алексиевич. У войны не женское лицо

Все, что нам известно о войне, известно с “мужского голоса”. Мы все в плену
“мужских” представлений и “мужских” ощущений войны. “Мужских” слов. А
женщины молчат. Никто же, кроме меня, не расспрашивал мою бабушку. Мою маму.
Молчат даже те, кто был на фронте. Если вдруг начинают говорить, то
рассказывают не свою войну, а чужую. Другую. Подстраиваются под мужской
канон. И только дома или когда всплакнут в кругу фронтовых подруг, они
вспоминают войну (в своих журналистских поездках не раз слышала), которая
мне совершенно незнакома. Как и в детстве, я потрясена. В их рассказах
проглядывает чудовищный оскал таинственного… Когда женщины говорят, у них
нет или почти нет того, о чем мы привыкли читать и слышать: как одни люди
героически убивали других и победили. Или проиграли. Какая была техника –
какие генералы. Женские рассказы другие и о другом. У “женской” войны свои
краски, свои запахи, свое освещение и свое пространство чувств. Свои слова.

Читать тут.

“Ошибаешься, мальчик! Зла – нет.” Н.К. Рерих

Ошибаешься, мальчик! Зла – нет.
Зло сотворить Великий не мог.
Есть лишь несовершенство.
Но оно так же опасно, как то,
что ты злом называешь.
Князя тьмы и демонов нет.
Но каждым поступком
лжи, гнева и глупости
создаем бесчисленных тварей,
безобразных и страшных по виду,
кровожадных и гнусных.
Они стремятся за нами,
наши творенья! Размеры
и вид их созданы нами.
Берегися рой их умножить.
Твои порожденья тобою
питаться начнут. Осторожно
к толпе прикасайся. Жить трудно,
мой мальчик, помни приказ:
жить, не бояться и верить.
Остаться свободным и сильным.
А после удастся и полюбить.
Темные твари все это очень
не любят. Сохнут и гибнут
тогда.

1916
Николай Рерих. Цветы Мории.